ВАЛЕНТИН УРЮПИН: «МЫ ВОСПИТЫВАЕМ НЕ ПАССИВНОГО СЛУШАТЕЛЯ, А СОТВОРЦА!»

Академический симфонический оркестр Ростовской филармонии (РАСО) на днях открыл новый сезон. Второй год художественным руководителем и главным дирижером оркестра является Валентин Урюпин. В прессе его называют «самым востребованным и самым титулованным молодым кларнетистом России». Он призер более 20-ти международных конкурсов!!!

         В. Урюпин – выпускник Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского по двум специальностям – кларнетист и оперно-симфонический дирижер. Он победитель Всероссийского конкурса дирижеров имени Ильи Мусина. Руководству Ростовской филармонии Урюпина рекомендовал всемирно известный музыкант Юрий Башмет, с которым Валентин активно сотрудничает.

         О взглядах на профессию дирижера и о том, какие сюрпризы ожидают ростовчан в грядущем сезоне, наш диалог с Валентином Урюпиным.

         КОРР: Валентин, вы ученик Геннадия Николаевича Рождественского. Хотелось узнать, какие подходы к профессии, какие принципы – человеческие и профессиональные – этот выдающийся Мастер в вас внедрил?

        В. УРЮПИН: Прежде всего, очень трепетное отношение к дирижерской профессии – не только в музыкантском, а даже в узком, "цеховом" смысле этого слова. Сегодня, как ни странно, отношение к нашей профессии несколько облегченное: как к некой привилегии, а не как к процессу священнослужения, как к некому кресту. Геннадий Николаевич настаивает на том, что профессия дирижера – сложнейшая в музыке, и отдавать этому делу нужно всю душу. Часто происходит так: в какой-то момент своей творческой жизни музыкант начинает задумываться о дирижировании и сразу встает за пульт, не принимая во внимание тот факт, что великие дирижеры прошлого, как правило, играли на нескольких инструментах, обладали невероятным слухом и имели широкие познания в музыке, философии, истории, литературе. Сейчас многое из этого становится необязательным, и все сводится к управлению исполнением. А это лишь верхушка айсберга, то, чему в принципе можно научить многих. 

       Результат такого обесценивания: на смену дирижеру-педагогу, действительно заслуживающему право воспитывать музыкантов, приходит некий симпатичный молодой человек, который в лучшем случае просто не мешает играть и не способен предложить оркестру самобытную, глубокую трактовку произведения. Да и требования к образованию дирижера сегодня стали ниже. Я убежден, что профессия столь неохватна, что неотъемлемая ее часть  – неустанное стремление узнавать новое и сожаление, что знаешь так мало.     

      Очень сильное впечатление производят рассказы Рождественского о его собственной жизни, помогающие понять суть нашей профессии и свое место в ней. Однажды Геннадий Николаевич рассказал, как он впервые стал дирижировать: он случайно зашел в один из классов ЦМШ (Центральная музыкальная школа при Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского.– Н.К.), где тогда учился. У юных музыкантов не клеилась какая-то из частей «Воспоминаний о Флоренции» Чайковского. Молодой Рождественский как-то интуитивно стал им помогать. Вот именно помощь музыкантам (естественно, понимаемую не примитивно) Геннадий Николаевич всегда отмечает как важнейшую миссию дирижера. 

        КОРР.: Мы знаем немало примеров, когда музыкант-инструменталист  становится дирижером. Достаточно назвать имена, широко известные, - М. Ростропович, В. Спиваков, Ю. Башмет, Д. Герингас и др. Кстати, и вы в этом ряду! (В. Урюпин – изумительный кларнетист. – Н.К.) Какие, по-вашему, личностные и психологические предпосылки должны быть для этого?

       В.У.: Полагаю, необходимо иметь сочетание двух конфликтующих качеств – сильной воли и в то же время человечности и доброты. Я убежден: дирижер должен любить музыкантов и учиться у них. Иначе двустороннего обмена энергией не получится. Вторая важная составляющая этого комплекса – дирижер должен быть хорошим музыкантом. Вроде звучит очевидно до банальности, но если вдуматься, это большая проблема. Есть очень много хороших профессионалов, которые не испытывают трепета перед музыкой, а то и цинично к ней относятся. А как можно транслировать артистам оркестра то, чем не наполнен сам?? 

       Другая проблема: сегодня время очень динамичное, требующее от дирижеров, в том числе, большой мобильности. Я, например, вчера дирижировал за 2000 км от Ростова, а сегодня утром из аэропорта приехал прямо в филармонию и встал за пульт на репетиции РАСО. В подобной ситуации очень легко стать…как бы помягче сказать? Машиной по переработке музыкальных звуков! Знаете, Клаудио Аббадо, работавший  всегда очень насыщенно, выстраивал свой концертный сезон так, чтобы на 3-4 месяца исключить себя из активного процесса и работать над собой. Причем делал он так и в зрелые годы, имея колоссальный репертуарный багаж и миллионы поклонников на всех континентах.

        КОРР.: На Западе такое возможно. А в русских реалиях? Когда порой просто необходимо работать на износ, иначе не выжить?

        В.У.: Есть некий предел, в том числе, предел совести музыканта. Должно быть понимание, что если ты согласишься, условно говоря, на 101-й концерт, ты неизбежно потеряешь в качестве исполнения. Для меня хороший музыкант – это, в том числе, и совестливый человек. Ведь мы, выходя на сцену, должны дарить людям особую энергетику, любовь, свет. Я часто наблюдаю, как после наших концертов пары идут обнявшись, глаза счастливые. Значит, мы правильно делаем свое дело!

      КОРР.:  Каковы ваши принципы выстраивания концертных программ?

      В.У.:  Они довольно просты - каждую программу я стараюсь выстроить логично, чтобы в ней не соседствовали не сочетаемые между собой произведения. Стремлюсь, чтобы программа воспринималась целостно: иногда сочинения берутся по контрасту, иногда по дополняющим факторам. Это не механический процесс, очень важно, чтоб интуиция сказала "да" той или иной программе. Кроме того, я стараюсь играть музыку наших современников. Так, в этом сезоне я включил в программы произведения композиторов, которых считаю фундаментальными для нашего времени. Это Магнус Линдберг, Йорг Видманн, Тору Такемицу, Александр Чайковский. Убежден: необходим баланс между любимой музыкой, которую все жаждут услышать, и чем-то новым.

        Должна быть и продуманная система абонементов. Кстати, в этом сезоне впервые за многие годы у РАСО появились вечерние абонементы. Таким образом, сезон как пазл – складывается из самых разных элементов. Кроме того, мы живем не в пустоте, а в городе, весьма своеобразном по менталитету. Мы стараемся составлять свои программы так, чтобы они были интересны и нам, и человеку, который впервые приходит на симфонический концерт. Слава Богу, что семья наших поклонников все время растет. Мне интересно вместе с оркестром идти к воспитанию настоящего слушателя XXI века, который не боится современного музыкального языка, которому интересно заглянуть и в барокко, и в средневековье. Наша задача – воспитать не пассивного слушателя, а сотворца!

        КОРР.: Расскажите о начавшемся концертном сезоне. Чем он будет примечателен?

        В.У.:  Я бы начал с того, что РАСО – оркестр колоссального творческого потенциала. С нами готовы сотрудничать лучшие дирижеры и солисты. В этом сезоне у нас огромное количество таких встреч: дирижеры Томас Зандерлинг,  Хобарт Эрл, Габриэль Бебешелеа (это один из самых замечательных дирижеров молодого поколения, румын), Юта Шимицу, Димитрис Ботинис. Это солисты – цвет исполнительского искусства: Юрий Башмет, Александр Князев, Никита Борисоглебский,  Александр Филиппенко, Лукас Генюшас; будет замечательный ансамбль солистов на «Реквиеме» Дж. Верди. Это я даже трети не перечислил. Также не могу не сказать о двух событиях колоссальной важности: это, во-первых, концерт Теодора Курентзиса в июне 2017 года, который станет кульминацией сезона. Пройдет российская премьера концерта для кларнета с оркестром Линдберга (со мной в качестве солиста) и прозвучит Вторая симфония С. Рахманинова. Во-вторых, в мае 2017 года мы сыграем все пять концертов Рахманинова в два вечера. Солист – один из ведущих современных пианистов Андрей Коробейников. Причем Первый концерт мы исполним в обеих редакциях. Даже по этому анонсу ясно: наполнение сезона будет очень высокого качества.  Есть магистральная линия развития: мы исполним пять симфоний Л. Бетховена из девяти. Есть линия современной музыки и линия на новое прочтение немецкой музыки (Г. Малер, И. Брамс).

         КОРР.: Валентин, мне известно, что этот сезон посвящен памяти выдающегося дирижера Равиля Мартынова, который руководил РАСО в  течение десяти лет – до самой смерти. Ростовские меломаны хорошо помнят Мастера. Роль этого титана в поднятии рейтинга РАСО неоспорима. Как имя и личность Р. Мартынова предопределяет содержательное наполнение сезона? 

         В.У.: Я бы сказал, что сезон посвящен не памяти, а просто Равилю Энверовичу Мартынову как человеку, который живет и всегда будет жить в каждом звуке своего оркестра. Даже сейчас, после 12 лет без него и после четырех (!) главных дирижеров, у оркестра очень во многом лицо и стиль Мартынова. Будут звучать произведения, которые в свое время оркестр играл с Маэстро и которые благодаря его таланту особенно запомнились как музыкантам, так и слушателям. Это, к примеру, Первая симфония Малера и Третья Брамса. Брамса будет дирижировать Александр Семенович Милейковский, который был правой рукой и ближайшим единомышленником Равиля Энверовича. (Александр Милейковский – скрипач и дирижер, народный  артист России, профессор, бессменный концертмейстер РАСО в течение 50 лет. – Н.К.) Он будет активно задействован в этом сезоне и как дирижер, и как солист. Вместе с Михаилом Николаевичем Щербаковым А.С. Милейковский исполнит произведение, которое пока даже не написано, - это наш заказ известному ростовскому композитору Леониду Клиничеву – Двойной концерт для скрипки и виолончели. Есть большой пласт музыки, которого почему-то мало касались главные дирижеры – преемники Р.Э. Мартынова. В этом сезоне мы возродим к жизни некоторые произведения.

      Нельзя не сказать, что Мартынов руководил оркестром в самые тяжелые годы – 90-е. Он умудрился не просто сохранить РАСО, а поднять искусство  оркестра на очень большую высоту. Время с Мартыновым было пиковым для оркестра. Я убежден: нашим главным подарком Маэстро (а он, где бы ни находился, наверняка нас видит и слышит) будет восхождение оркестра на еще более высокий уровень. Мы к этому очень стремимся! 

 

                                                                            Наталия КРАСИЛЬНИКОВА

 
Мобильное приложение
Бесплатная подписка на мобильное приложение "Качественный продукт"
  
Мы в соцсетях
Газета "Качественный продукт" в соцсети "Одноклассники"
    

RSS новостей

Ленты новостей

 

Работа