НАТАЛЬЯ САМОХОДКИНА: «МЫ ВСЕГДА СТАРАЕМСЯ УДИВИТЬ ЗРИТЕЛЯ!»

В конце минувшего, юбилейного, сезона Ростовского музыкального театра заместителем генерального директора была назначена Наталья Самоходкина, которая в течение пяти последних лет возглавляла музыкально-литературную часть театра. Н.В. Самоходкина – музыковед, кандидат искусствоведения, доцент Ростовской государственной консерватории им. С.В. Рахманинова. Не преувеличу, если скажу,  что именно она вывела работу музыкально-литературной части на поистине столичный уровень. Эрудицию Натальи Вячеславовны, отличное знание ею смежных искусств, блестящее владение пером и словом отметили не только ростовские творческие партнеры театра, но и ведущие критики и музыковеды России, ставшие за эти годы друзьями Ростовского музыкального.

О том, как она намерена совмещать любимое музыковедение с административно-организаторской деятельностью, о начавшемся 86-м сезоне РГМТ и о многом другом – наша беседа с Натальей Вячеславовной.

Н. САМОХОДКИНА: Конечно, переход дался мне непросто, ведь я в полной мере осознавала колоссальную ответственность, которая связана с этой должностью. Смягчающим фактором послужило то, что уже до этого я совмещала административную и творческую составляющие, выступая связующим звеном между творческими цехами театра и зрителем. По поводу моего прежнего фронта работ (музыкально-литературная часть. – Н.К.) я  не переживаю, потому что буклеты к премьерам театра готовит и Александр Яковлевич (А.Я. Селицкий – профессор, доктор искусствоведения,  советник художественного руководителя РГМТ), и Дарина Гегиева – молодой талантливый музыковед, прекрасно пишущий, которая сейчас немного окрепнет и сможет великолепно работать самостоятельно. В своей прежней деятельности я так или иначе была связана со зрителями: составляя буклеты, я ориентировалась именно на них - людей с самыми разными вкусами и предпочтениями и старалась делать тексты не сугубо научно-музыковедческими, а читаемыми и достаточно легкими, иногда с примесью беллетристики.

На теперешнем моем посту я все равно очень тесно общаюсь и с актерами, и с главными специалистами театра, и с режиссерами, и с журналистами. Это обсуждение новых проектов театра, планов на будущее. Кроме того, у меня остались два моих авторских цикла абонементов на Камерной сцене для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Как видите, я оптимистично смотрю в будущее и терять этот настрой не собираюсь!

КОРР.: Наталья Вячеславовна, не секрет, что одним из принципов репертуарной политики вашего театра является постановка нескольких версий ранее идущих названий. Это касается, по моим наблюдениям, в большей степени оперы, но также балета и оперетты. Чем вы объясняете такую тенденцию? Насколько она оправдана? Ведь есть масса опер, которые в театре никогда не шли и которые, я знаю, город ждет!

Н.С.: Здесь несколько причин. Первая: есть определенный набор названий, без которого не может существовать театральная афиша. Сюда относятся и «Травиата», и «Кармен», и «Евгений Онегин». Вторая: театральная жизнь диктует свои законы. Вспомним, к примеру, замечательные спектакли (первые версии) Георгия Исаакяна «Царская невеста» и «Евгений Онегин». Когда Англия  захотела увидеть нашу «Царскую невесту», мы решили создать вторую, концертно-сценическую, версию постановки, где декорации были намного мобильнее и соответственно, их было легче перевозить. Спектакль был показан на сцене Кадоган-Холла и имел триумфальный успех. То же случилось с «Евгением Онегиным»: Запад попросил более «русский» вариант этой оперы. Сегодня мы не можем игнорировать законы современного театрального процесса – в частности, возможность показа наших спектаклей за рубежом. Ничего зазорного и конъюнктурного я в этом не вижу. Кстати, в Европе спектакли живут очень недолго. Что касается четвертой  версии «Травиаты», мы пригласили для постановки Сусанну Цирюк – автора третьей версии. Она усилила не только концептуальную, но и зрелищную сторону спектакля. И на гастролях во Франции и Бельгии его приняли на «ура».

Есть третий фактор – мы всегда тщательно изучаем мнение зрителя и посещаемость того или иного спектакля. И если зрительский интерес к произведению падает, мы начинаем анализировать, что нужно сделать, чтобы этот интерес всколыхнуть. Здесь есть разные инструменты: отложить на время и дать спектаклю «отдохнуть» или показывать его редко, но делать из этого настоящее событие.  Некоторые же постановки живут на сцене совсем мало, но, тем не менее, выполняют свою эстетическую, художественную, просветительскую миссию.

Если подытожить, мне видится несколько магистральных направлений: с одной стороны, это классика в каждом из жанров (опера, балет, оперетта). С другой - названия почти фестивальные,  которые до нас практически нигде не шли. Это «Леди Макбет…» Д. Шостаковича, «Паганини» Ф. Легара, «Орестея» С. Танеева, которые ставятся по одному разу в сезон. Недавно, как вы знаете, мы первыми в России поставили оперу раннего Верди «Жанна д’ Арк».  Мы отлично понимаем, что проекты типа «Орестеи» и «Жанны» не могут быть частыми. Многое объясняется еще и тем, что мы – не театр оперы и балета, а МУЗЫКАЛЬНЫЙ театр. То есть мы просто обязаны постоянно учитывать три жанра, даже четыре – оперу, балет, оперетту и мюзикл. Мы очень дорожим своим зрителем и всегда стараемся удивить его!  

КОРР.: Тогда расскажите, чем будете удивлять зрителей в этом сезоне.

Прежде всего - премьерами. Мы уже показали главную премьеру осени – балет «Снегурочка» на музыку П. И. Чайковского, который нашел самые теплые отклики у публики. Для маленьких зрителей мы готовим две постановки на Большой сцене: на зимние каникулы мюзикл «Новогодние приключения Кота в сапогах», а на весенние – очень интересный спектакль-ревю, в котором прозвучат самые известные мелодии из мультфильмов. Подобный проект будет создан и для взрослой аудитории, только с музыкой советского кино. Сейчас драматурги и режиссеры работают над созданием концепции этих спектаклей. В апреле на нашу сцену вернется «Пиковая дама» Чайковского, которую многие любители оперного искусства с нетерпением ждут. А еще будут яркие концертные программы, специальные праздничные акции, выставки и многое, многое другое. Я с радостью и гордостью приглашаю ростовчан в Ростовский музыкальный!

КОРР.: Недавно в театре прошли замечательные спектакли Донецкого театра оперы и балета им. А.Б. Соловьяненко – оперы Дж. Верди «Аида» и «Бал-маскарад» и концерт «Звезды мирового балета». Как возник совместный проект вашего театра с Донецким?

Н.С.: Что касается опер «Аида» и «Бал-маскарад», это проект организовал Федеральный центр поддержки гастрольной деятельности. Основная его задача – возобновить обширную гастрольную деятельность театров по России. В 2016 году Центр осуществил программу «Зарубежные гастроли» и в рамках этих гастролей пригласил выступить в России театры из Армении, Грузии и Донецка. Донецкий театр выступил в Краснодаре и в Ростове. Этому коллективу, бесспорно, была необходима поддержка, и не только финансовая, а эмоциональная. Ее он получил от зрителей нашего театра. Вы видели, насколько тепло и восторженно принимали ростовчане и «Аиду», и «Бал-маскарад».

Балетный проект возник на основе личных и творческих контактов  худрука нашего балета Марка Перетокина и худрука донецкого балета Вадима Писарева. В прошлом сезоне  артисты ростовского балета выезжали в Донецк для участия в музыкальном фестивале, а в этом году в проекте «Звезды мирового балета» выступили не только солисты Донецкого театра, а также артисты из Московского музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, из Белорусского оперного и даже из Израиля. Подобные проекты необходимы, ибо они дают новый импульс для творчества.

КОРР.: Чего вы и как музыковед, и как администратор ждете от критиков, пишущих о вашем театре? Могли бы вы нарисовать словесный портрет идеального критика?

Н.С.: Прежде всего, от музыкальных и театральных критиков я хочу профессионального разбора наших спектаклей. Не хочется вкусовщины по принципу «нравится – не нравится» и банальных описаний, которые ограничиваются констатацией фактов. Хочется, чтобы о нашем театре писали люди, которые могли бы подсказать нам, не как надо ставить спектакли, а, может быть, те смыслы, которые ускользнули от нашего внимания при постановках.

Профессионализм критика, по моему убеждению, включает и его подготовку к походу в театр, подготовку к встрече со спектаклем. Это и изучение истории постановок, традиций исполнения того или иного названия и отдельных его партий, ролей, и работа с клавиром оперы; изучение материалов о создателях спектакля и многое другое.

Другой, не менее важный вопрос: в каком издании критик разместит свой материал? В Москве в этом смысле несколько проще: есть ряд интернет-ресурсов; две музыкальные газеты – «Музыкальное обозрение» и «Играем с начала», ряд журналов. Столичные непрофильные газеты, к примеру, «Коммерсант», по-прежнему имеют рубрику «Культура».  У нас в Ростове, к великому сожалению, специализированных изданий нет. Тем не менее, я уверена: человеку, который хочет заниматься критикой не в столичном городе, необходимо иметь большой интерес к театру, большое желание писать, создать свою обоснованную точку зрения на то или иное сценическое произведение. А сегодняшняя консерваторская молодежь нередко  бывает пассивной. Не хочу выглядеть нескромной, но мою деятельность часто приводят в пример молодым музыковедам, которых терзает вопрос о ненужности их профессии в современном мире. Это неправда! Музыковед – специалист самого широкого профиля и ему подвластна любая деятельность.

Вот он, мой портрет идеального критика (как впрочем, и музыковеда, и любого другого специалиста): с одной стороны, это профессионал, с другой – сильный, волевой, ищущий человек, который ставит перед собой цель и находит пути и возможности для ее реализации.

 

                                                             Наталия КРАСИЛЬНИКОВА

                                       ФОТО: Ольга ВОЗЛЮБЛЕННАЯ и Михаил ГАЛАБУРДИН                  

 
Мобильное приложение
Бесплатная подписка на мобильное приложение "Качественный продукт"
  
Мы в соцсетях
Газета "Качественный продукт" в соцсети "Одноклассники"
    

RSS новостей

Ленты новостей

 

Работа