«ПО ЧЬЕЙ-ТО, НЕВЕДОМОЙ НАМ, ВОЛЕ…»

Елизавета МислерКогда в Ростове в семье научных работников энное количество лет назад родилась дочь, врач-акушер изрекла: «Смотрите, как она ноги тянет! Наверное, будет балериной!» Так полушутя доктор предсказала судьбу будущей примы-балерины Ростовского музыкального театра Елизаветы Мислер. Мама Лизы, кандидат химических наук, работавшая в «Атомкотломаше», была больна театром: играла в драме на сцене ДК «Ростсельмаш», обожала балет (Г. Уланову и М. Семенову видела на сцене «живьем!) Первым балетом, который Лиза увидела по телевизору в возрасте 3,5 лет, был «Спящая красавица» П.И. Чайковского. Маленькая Лиза сказала тогда: «Я хочу так же!» В 4 года девочку взяли в детскую хореографическую студию при ДК «Роствертол» - как исключение: таких маленьких не принимали. После пяти лет занятий мама повезла Лизу в Петербург в Вагановское училище. Девочку приняли! Но бытовые трудности заставили вернуться в Ростов. «Каждый раз после подобного поворота Судьбы я ставила крест на своей балетной карьере. Но у Фортуны, очевидно, был свой «проект» в отношении меня», - говорит Мислер.

В Северном жилом массиве Ростова тогда открылась Школа искусств. Лизу взяли на хореографическое отделение. И вновь попытка поступить – теперь уже в Москве – на отделение хореографии столичного Института культуры. Е. Мислер выдержала огромный конкурс, но зачислена не была («16 лет всего, таких не берем»). И опять – возвращение в родной Ростов. На дворе стоял переломный 1992 год. В Ростовском училище культуры набирали курс артистов балета для строящегося нового музыкального театра. Это был первый и единственный набор артистов балета в РУК. Лиза, конечно, поступила. «Очень важно, чтобы балету обучали балетные артисты. Наши наставники – супруги Людмила Федоровна и Виктор Николаевич Кравченко имели крепкую петербургскую балетную школу. Они не только обучили нас технике танца, а смогли внушить, что балет – высшее из искусств».

После Училища культуры весь курс распределили в кордебалет Театра музыкальной комедии. Но навыки классической танцовщицы оставались там невостребованными. Лизу это очень тяготило, и после шести месяцев работы она уехала в Москву, в коллектив «Камерный балет «Москва». Работала на износ, подрабатывала в ночных клубах. «Правда московской жизни, которая мне открылась, была для меня дикой: «Если не ты, то – тебя!» (съедят. – Н.К.) После 2-х месячного кошмара я вернулась в Ростов, поняв, что на карьере классической балерины надо поставить точку. «На все воля Божья», - смиренно подумала Лиза и основала детскую танцевальную студию. Ее питомцы успешно выступали на городских концертах, презентациях, выставках. Так прошло три года.

Когда директор образованной в новом Ростовском музыкальном театре балетной труппы Александр Иванов пригласил Лизу в театр, она отказалась. «Три года я не занималась классикой, потеряла форму». Но Александр Владимирович оказался хорошим психологом – он предложил Мислер придти лишь на репетицию в балетный класс, а там решать, остаться или нет. «А.В. Иванов, очевидно, понял, что меня надо просто затащить в балетный класс. Когда я туда пришла, то поняла: отсюда уже не выйду!» Так в январе 2001 года Елизавета Мислер стала солисткой балета Ростовского музыкального театра. В марте на первой в истории ростовского балета премьере «Жизели» А. Адама Лиза танцевала… нет, пока еще не Жизель, до которой оставалось более трех лет, а вставное па-де-де в 1 акте. Чистая классика, очень трудная... по технике. До этого Мислер никогда не танцевала с партнером. А потом была «Шопениана», Клара в «Щелкунчике», Принцесса в «Шехеразаде», Вакханка в «Вальпургиевой ночи» Ш. Гуно.

Елизавета Мислер

Елизавета дорожит собственным взглядом, даже если он расходится с общепринятым. Взять, хотя бы, ее «кумиров» в профессии. «Я преклоняюсь перед искусством Галины Улановой, Екатерины Максимовой, Ульяны Лопаткиной. А вот М.М. Плисецкая никогда не была мне особенно близка. Да, техника у нее сногсшибательная. Но в балете техника по сути своей вторична. Первичен танец, под которым я разумею смысловое наполнение каждого движения. Танец Плисецкой кажется мне грубоватым, не таким духовным, как у Улановой и Максимовой. Она, по-моему, маложенственна. Такая волевая, идущая напролом особа. Мне и в жизни не близки такие личности. В «Лебедином озере» у Майи Михайловны была исключительная Одиллия (черный Лебедь. – Н.К.) и не очень поэтичная Одетта (белый Лебедь. – Н.К.)»

Елизавета МислерВ балете, как, пожалуй, ни в каком другом виде искусства, важна человеческая совместимость ученика и учителя. Весной 2003 года в труппу РГМТ влилась народная артистка Республики Узбекистан Нелля Алимова (наш журнал публиковал большой материал о ней). Алимова работала и как солистка, и как педагог-репетитор. С Е. Мислер у Нелли установился прекрасный контакт. Алимова готовила с молодой балериной партию Жизели, передавая всё, чем владела сама. Она словно «перетекала» в Лизу. Нелли была убеждена, что Мислер способна танцевать весь ведущий классический репертуар. Но у Н. Алимовой возникли проблемы с тогдашним балетным руководством РГМТ, и она собралась покинуть Ростов. Это же она советовала сделать и Елизавете, обещая помочь с работой на Западе (муж Алимовой – импресарио Олег Узаков). И Лиза решилась. Но…»Какая-то сила постоянно возвращала меня в Ростов, оставляя именно в этом театре, и я усмотрела здесь перст Судьбы». На сей раз перст Судьбы носил имя «народный артист России Алексей Фадеечев», который приехал в Ростов на постановку «Дон Кихота» Л. Минкуса осенью 2004 года. Лизе мастер дал сразу три роли – Подруги Китри в 1 акте, Амура во 2, вариации в 3. Тогда же в РГМТ приехала новый педагог-репетитор, заслуженная артистка Литвы Светлана Масанёва – в прошлом балерина, танцевавшая весь ведущий репертуар. «Н. Алимову и С. Масанёву я считаю знаковыми фигурами в своей творческой жизни. Если Алимова помогла мне обрести веру в себя, то Масанёва сделала из просто танцующей девочки балерину».

Алексей Фадеечев безоговорочно поверил в Лизу, орлиным оком балетмейстера увидев ее в роли Джульетты. «Алексей Николаевич все партии давал мне большим авансом. И Ромео он дал тогда 20-летнему Олегу Сальцеву. Когда такой мэтр, как Фадеечев, дает тебе шанс, его подвести нельзя. Так Алексей Николаевич назначил меня на роль Авроры в «Спящей…» С.Н. Масанёва сделала с Мислер партию Авроры за ДВА месяца. Ну, а то, что в театре сложилась гармоничнейшая балетная пара Мислер – Сальцев, не говорил и не писал только ленивый… Олег и Елизавета работают в «Дон Кихоте», в «Жизели», в «Гамлете», в «Ромео и Джульетте», в «Щелкунчике», в «Спящей красавице»… В Ростовском музыкальном Лиза встретила свою любовь: уже 8 лет она и солист балета Альберт Загретдинов являются мужем и женой. Но не сценическими партнерами – во всяком случае, пока.

Елизавета МислерЕлизавета Мислер пленяет во всех своих ролях. Но особняком стоят, пожалуй, Джульетта и Жизель. Обе героини – чистые хрупкие девочки, очень цельные личности: если полюбили – то «на разрыв аорты». И Жизель, и Джульетта – воплощение образа всепобеждающей любви, - любви, которая сильнее смерти. Жизель – маленькая беззаботная девочка, уверенная в своем счастье, переживает огромную трагедию: она не выносит предательства любимого, теряет рассудок и гибнет. Но во 2-м, загробно-инфернальном, акте героиня вырастает в женщину с большой страдающей душой. Сила ее чувства спасает предавшего ее Принца от гибели.

Джульетта Е. Мислер борется за свою любовь иначе: в фамильном склепе рода Капулетти она закалывает себя бестрепетно и легко, даже как-то радостно, зная, что через несколько мгновений навеки соединится с любимым. Лиза призналась, что любит балеты драматические, где есть, что играть. Жизель, Джульетта, да и Офелия («Гамлет» на музыку Д. Шостаковича) именно такие роли. Она мечтает о Фригии в «Спартаке» А. Хачатуряна, о Золушке в одноименном балете С. Прокофьева.

Из чего актер театра проживания, к коим я без натяжки отнесла бы Е. Мислер, творит роль? Только из собственного внутреннего мира. Личная философия Елизаветы, ее размышления способны помочь многим.

«Есть люди-борцы, есть люди-творцы», - сказал как-то мне известный ростовский психотерапевт. Завистники, интриганы – они из борцов, ибо творить не могут. Как же удается Елизавете Мислер выстоять в мире интриг? «Интриганы - люди, которые питаются энергией противостояния. Самое действенное оружие против интригана – быть искренним. Не надо подключаться к негативу других людей. Я оберегаю свой внутренний мир от так называемой чернухи. Каждый получает энергию из разных источников. Я – из поэзии, музыки, из общения с душевно красивыми людьми».

КОРР.: Считаете ли вы, что всё, происходящее с тем или иным человеком, закономерно?

Л.М.: Безусловно. Всё, что мне посылается, я рассматриваю как уроки. Я считаю, что Высшая справедливость существует. Мы продуцируем во внешний мир свои поступки, мысли, эмоции, и они, отражаясь, возвращаются к нам. Есть восточная мудрость: «Делай добро и бросай его в воду!» Надо делать хорошее, ничего не требуя взамен. Страдают ли добрые, бескорыстные люди? Конечно. Их хотят сделать еще совершеннее, посылая им испытания. Мы нередко удивляемся, почему недобрые люди мало страдают. Мое понимание: с одной стороны, Высшие силы «махнули на них рукой», считая их «необучаемыми»; с другой – они часто получают по заслугам, и вместо того, чтобы задать себе вопрос: «Для чего мне дана эта ситуация?», озлобляются, считая жизнь несправедливой».

Довериться Судьбе, или - что почти одно и то же – интуиции, внутреннему голосу очень важно. Путь Елизаветы Мислер не был усыпан розами. И сохранить себя в этом мире ей помогает истина, которая когда-то спасла ее от ухода из профессии: «На всё воля Божья!»

 Наталия КРАСИЛЬНИКОВА

Елизавета Мислер

 
Мобильное приложение
Бесплатная подписка на мобильное приложение "Качественный продукт"
  
Мы в соцсетях
Газета "Качественный продукт" в соцсети "Одноклассники"
    

RSS новостей

Ленты новостей

 

Работа